Главная Форумы Лента Галерея Ремзона Клуб Загрузки FAQ Вход
Девиз нашего Клуба
"А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта". © А. и Б. Стругацкие
Что ищем?
Мини-чат
Для добавления необходима авторизация
Статистика
Сегодня были:

Написать администратору
Друзья Клуба

Мурманский Рыболовный Портал — Сайт для общения рыболовов, охотников и любителей активного отдыха Кольского Заполярья!




Kola Salmon Fly Fishing Tackle. Нахлыстовые снасти. Школа нахлыста. О сёмге и её ловле.
Партнеры Клуба
Нива-Трофи, специализированный магазин автозапчастей
ПРАВИЛА ФОРУМА
Модератор форума: Grish@, GoodS, Winter, DasHaar  
Форум мурманских Шнивоводов » (2) OFF TOPIC » Флуд » Grish@, тема для тебя специальная (Импортные (и не только)самолеты и их экипажи,а так же всякое)
Grish@, тема для тебя специальная
VitusДата: Понедельник, 29.08.2011, 13:41 | Сообщение # 16
Руслан
Североморск
Группа: Бывалые
Сообщений: 356
Награды: 34
Репутация: 720
Jyrii, а мне они уже поперек горла сидят! Ну их в баню или куда подальше!
 
kolobonДата: Понедельник, 29.08.2011, 14:54 | Сообщение # 17
Мурманск
Группа: Зам. Админа
Сообщений: 2724
Награды: 238
Репутация: 24286
Vitus, в баню... самолеты или Донателлу? biggrin
 
VitusДата: Понедельник, 29.08.2011, 20:02 | Сообщение # 18
Руслан
Североморск
Группа: Бывалые
Сообщений: 356
Награды: 34
Репутация: 720
kolobon, Ваш подход к делу мне тоже нравится , но если Донателу в баню, то это явно БДСМ.
 
Grish@Дата: Понедельник, 29.08.2011, 21:01 | Сообщение # 19
Североморск
Группа: Модератор
Сообщений: 3197
Награды: 353
Репутация: 26143
Quote (Vitus)
это явно БДСМ.

Упал!!!!!!! lol lol lol lol lol lol lol lol lol





 
VitusДата: Понедельник, 29.08.2011, 21:37 | Сообщение # 20
Руслан
Североморск
Группа: Бывалые
Сообщений: 356
Награды: 34
Репутация: 720
Grish@, вставай уже, все прошло ...
 
Grish@Дата: Понедельник, 29.08.2011, 21:44 | Сообщение # 21
Североморск
Группа: Модератор
Сообщений: 3197
Награды: 353
Репутация: 26143
Уже всех связали? wink




 
VitusДата: Вторник, 13.09.2011, 12:50 | Сообщение # 22
Руслан
Североморск
Группа: Бывалые
Сообщений: 356
Награды: 34
Репутация: 720
Grish@, не, баня погорела!..

Добавлено (13.09.2011, 12:50)
---------------------------------------------
Grish@, как и обещал выкладываю видео. Объяснять ничего не надо, все и так понятно!



Это было над аэродромом Анойа, ну понятно название тебе известно. Самолет Р-3С "Орион"
Ну и самое вкусненькое на завершение программы, так летают норги. Это просто речка Анноя, она внизу.

Самолет "Орион"


Сообщение отредактировал Vitus - Вторник, 13.09.2011, 12:59
 
Grish@Дата: Среда, 14.09.2011, 16:42 | Сообщение # 23
Североморск
Группа: Модератор
Сообщений: 3197
Награды: 353
Репутация: 26143
Ну что...
Молодцы мужики!Это мастерство!
У меня был полет году так в 90-м: на 60 м до Рогачево и назад,далее на 100 м над рельефом,скорость 500-550,от Лумбовки до Кильдина,оттуда на юг над Умбозером,на мыс Турий,потом еще в Бел.море на 60 м мотались пару часов.
Там вообще,негде толком развернуться. biggrin
Эх,Ту-16 - ласточка наша!!!

Добавлено (14.09.2011, 16:42)
---------------------------------------------
Вдруг они же? rolleyes biggrin






 
VitusДата: Среда, 14.09.2011, 22:31 | Сообщение # 24
Руслан
Североморск
Группа: Бывалые
Сообщений: 356
Награды: 34
Репутация: 720
Grish@, фотка реально клевая твоя. Я это бортовой помню. Кстати классно он на "Подкат" береться... А еще из-за этого козла в 2003 году мы ноту протеста первую получили когда на нашем пароходе решили до Шпица сгонять...

Добавлено (14.09.2011, 22:31)
---------------------------------------------
А пришли мне на мыло ориги нал этой фотки я ее распечатаю и в рамку повешу. И напишу моя пока еще не сбитая цель...

 
kolobonДата: Среда, 14.09.2011, 22:52 | Сообщение # 25
Мурманск
Группа: Зам. Админа
Сообщений: 2724
Награды: 238
Репутация: 24286
мне тоже фотка понравилась поставил на раб. стол. Серега, давай твой лайнер!!!
 
Grish@Дата: Среда, 14.09.2011, 23:15 | Сообщение # 26
Североморск
Группа: Модератор
Сообщений: 3197
Награды: 353
Репутация: 26143
Vitus, мыло давай! biggrin
Вадик -монитор держи руками! biggrin

http://www.chevy-niva51.ru/photo/7-0-14-3

http://www.chevy-niva51.ru/photo/7-0-15-3







Сообщение отредактировал Grish@ - Среда, 14.09.2011, 23:16
 
kolobonДата: Среда, 14.09.2011, 23:40 | Сообщение # 27
Мурманск
Группа: Зам. Админа
Сообщений: 2724
Награды: 238
Репутация: 24286
дааа, размерчик у фото серьезный. открылся черный фон, сижу, жду, когда же сохранять фотку, а это оказывается уголок фотки с ночным зверем. КЛАСС!!! Сменил рабочий стол с империалистов на нашенских.
 
VitusДата: Суббота, 17.09.2011, 06:59 | Сообщение # 28
Руслан
Североморск
Группа: Бывалые
Сообщений: 356
Награды: 34
Репутация: 720
Grish@, Фотки твои зачетные прямо. А есть еще в высоком качестве? Мое мыло Vitus_vagant@mail.ru
 
Grish@Дата: Вторник, 11.10.2011, 17:29 | Сообщение # 29
Североморск
Группа: Модератор
Сообщений: 3197
Награды: 353
Репутация: 26143
Просто нашел:

Часть ПЕРВАЯ. Мой Таймырский поход.Зиму 2009/2010 я провела в Таиланде. Бесконечная тридцатиградусная жара, тёплое, почти горячее синее море, кокосовые пальмы, изящно сгибающие вечно зелёные пальмовые макушки над широкими пляжами из белого мелкого песка, дешёвые и удивительно чистые и аккуратные съёмные комнаты с постоянно работающими спасительными кондиционерами, широкие мягкие кровати, отсутствие кухонь в домах, т.к. все люди питаются в многочисленных недорогих уличных кафешках, постоянные разъезды на мототакси с живительным ветерком, высокооплачиваемая работа гидом для русских туристов на самой популярной экскурсии Таиланда, отличный сервис во всех мелочах, улыбки тайцев, ежедневные, ежечасные улыбки хозяев этой райской страны, где всегда светит солнце и всегда синее небо...
Чудо-остров, чудо-остров, жить на нём легко и просто, жить на нём легко и просто!... Наше счастье - постоянно - жуй кокосы, ешь бананы, жуй кокосы, ешь бананы...
Кто-то из туристов когда-то заметил пышущее великолепие этой субтропической страны, и Таиланд стал Меккой и мечтой для многих. Многие бросали работу в своих странах, уходили на пенсию, заводили бизнес, который мог приносить доходы удалённо, и приезжали в Таиланд. Приехавшие (они начали плодиться в 90-х) рассказывали об этой счастливой, отлично развитой индустриально и аграрно, и, что главное, туристически (что появилось со временем), стране своим соотечественникам, и соотечественники со всего мира дружно поехали жевать кокосы, есть бананы и валяться на безмятежных тайских пляжах. В скором времени чартеры российских туроператоров стали садиться в трёх главных туристических аэропортах Таиланда ежедневно десятками.
В это же время (в 90-х) из России хлынул вал активно плодящихся от безделья автостопщиков - им хотелось посмотреть мир, закрытый когда-то СССРовцам. Конечно же, автостопщики быстро и без особых проблем достигали по земле Таиланда, проезжая через легковизовый Китай и безвизовый Лаос, протоптав тем самым Великий ЮВА-шный путь. И, конечно, среди автостопщиков появились первые влюбившиеся, наподобие многим буржуйским туристам, в Таиланд, в море, в солнце, в улыбки, в пальмы, в байки, в шоппинг, в пляжи, в дайвинг, в сервис, в 7-11 (сеть супермаркетов такая). И автостопщики, будучи людьми пронырливыми и часто оч-ч-ч-ень общительными, присоединились к зарабатывающим на русских буржуйских туристах. И - по той же схеме - автостопщики, поселившиеся на гидской работе в сказочном Таиланде, быстренько популяризировали все прелести этой страны среди автостопной общественности. И по великому ЮВА-шному пути поехали, пересаживаясь с попутных машин в дешевейшие китайские поезда, автостопщики, вожделея пожевать кокосы-бананы и безмятежно сколотить миллионы в вечном тропическом лете (официально это именовалось «посмотреть регион, поездить автостопом и слегка подзаработать»).
Сложно сказать, что повело меня этим Великим ЮВА-шным путём. Можно сказать, что я ехала из постоянной тяги к перемещениям, от нелюбви к снегу и холоду, из-за мечты побывать в настоящих джунглях, из-за желания быть рядом с близкими мне людьми, уже ехавшими в Таиланд (и это наиболее вероятная версия), всё это, конечно, сказать можно, а вот сказать, что я ехала туда по чужой колее, накатанной и такой приятной на вид, сложно. Но это было именно так.
По утрам, выпив горячего какао Milo, посмотрев в окошко на пальмы, потыкав каналы кабельного телевидения (включающее 4 русскоязычных канала), приняв холодный душ (в качестве приготовления к уличной жаре) и одев свежепостиранную (в Таиланде никто никогда не одевает вещи два дня подряд, не постирав) и свежеотглаженную лёгкую одежду (почти никогда не скрывающую мои локти и колени), я уходила на работу, где должна была, мило улыбаясь, рассказывать отдыхающим соотечественникам о том, как правильно отдыхать. Всюду цвели цветы. Всюду все улыбались. Я целый день пила свежевыжатые соки из соседнего фруктового отдела, питалась манго и рисом, общалась после работы с друзьями и, как казалось со стороны, радовалась жизни.
Вам нравится?
Ведя бесконечные праздные беседы с милой улыбочкой на лице, я иногда забывала о скуке, но часто, вечерами, после заката (в 18.30), я уходила на обезлюдевший пляж, который был совсем рядом с моим домом, прятала городской рюкзак под сложенные до утра шезлонги и забиралась в тёмное тёплое море, и уплывала в бесконечную даль, даль, в которой нельзя было различить границу чёрной воды и чёрного моря, даль, напоминавшую мне космос. Я плыла к огонькам (это были стоящие далеко в море кальмароловецкие лодки). Мне нравилось грести в этой темноте к этой далёкой космической цели. Стоял декабрь.
Днём у меня не было цели. Цель, как таковая, растворилась, оставив после себя расплывчатую ежедневность, в которой ни о чём не надо беспокоиться. Каждый день мне задавали вопрос: «как дела?», и каждый день я, натужено растянув улыбку, мило отвечала: «да всё лучше всех, как всегда!». Но с каждым днём мне становилось всё ленивее и ленивее что-то делать. Меня уже не радовали никакие покупки, я всё реже выходила из дома дальше работы или магазина 7-11, который был на первом этаже того же здания. В какой-то период я сменила работу с объясняющего «как отдыхать» на тамаду-гида, рассказывающего о стране и ведущего себя так, чтобы всем было интересно и всем всё больше и больше нравилось в этой с стране и в этом автобусе, в котором гид – я. Иногда мне предлагали низкооплачиваемые (100 $ за два дня) экскурсии. Я с пренебрежением отказывалась. Я смотрела телевизор (Боже, я же никогда не смотрела и не смотрю телевизор в РФ!), я сидела в Интернете (я совершенно не помню, что именно я делала в Интернете, но ничего полезного - это точно). И все мои дни проваливались в пустоту, в никуда. Их будто не было. Я жила в этой райской стране, в этой вожделенной стране, в этой жаркой стране, я ничего не делала в этой стране.
Но… «В мире нет смысла, но мы должны дать ему смысл.» (Ницше). «Только препятствия помогают человеку вырасти». (Экзюпери)
Жизнь без цели, без смысла, без препятствий, без эмоций (гидская работа как таковая не давала мне ни эмоций, ни препятствий)… В какой-то из вечеров у меня, гуляющей по Секонд стрит Паттаи, среди баров и пабов, возникло минутное, но сильное желание – напиться. Напиться, закурить и вести себя крайне непристойно. Желание не могло быть притворено в жизнь. Вот тогда я и поняла, что дальше так продолжаться не может. Нужно идти. Идти к цели. Через тысячу сложнейших препятствий.
Этот поход – это инсталляция. Упрощенная инсталляция периода жизни, который настал теперь. Цель – терпеть и идти. Цель – стать сильнее. Цель – не ныть. Цель – не бояться. Цель – видеть за пределами самой себя. Цель – остановиться и выйти на время из социального потока, чтобы переосмыслить происходящее. Цель – задуматься. Цель – осознать, что есть только я и цель. И ничего и никто больше мне не поможет. Это преодоление самой себя.
Я бросила тайский рай, и, как порядочная перелетная птица, перелетела с крайнего юга на самый крайний север - летовать.
Итак, декорации сменились:

Добавлено (11.10.2011, 17:23)
---------------------------------------------
День первый. 23 июля

Избушка была тёмная, с маленьким разбитым окошком, незакрывающейся изнутри, оббитой ра-зодранным дерматином дверью, печкой-буржуйкой, широкими нарами с валяющимися на них человеческими одеждами и характерным, затхлым, тёмным запахом брошенного и промокшего человеческого жилья. Спать на этих нарах мне совсем не хотелось.
Пол часа тому назад у этой избушки меня высадила рейсовая норильская «Заря», и я осталась одна в этом густом, диком заполярном лесу на берегу озера Лама.
Немного подумав, я взвалила оба своих рюкзака – большой и маленький – на свой организм и двинулась в чащу вдоль берега озера – туда, где, как предполагалось, начинался мой маршрут – к устью реки Бучарама, до которой оставалось берегом ещё около 30 км.
Так, с камня на камень, сквозь кусты, шаг за шагом, к часу ночи я добрела до следующей избушки – на этот раз с людьми. У избушки КС-ка, моторка, мангал, стол и свет горит в окошке. Я не за-шла. Я хорошо знала, что делают в таких избушках вечером пятницы - пьют и перестают быть по-хожими на людей. Но, так как люди всё же люди, первую ночь в лесу мне хотелось провести ря-дом с ними, а не с дикими зверями. Я забивачилась за бугром, находящимся в 200 метрах от избы, но закрывавшем меня от глаз людских. Наступила первая ночь.

День второй. 24 июля

Утром у моей палатки раздались два голоса. Очень пьяных и очень мужских. Один из них сказал:
– О, а это чё за фигня?
Второй:
– Да это маяк, не трогай!
Было определённо ясно, что под «фигнёй» они подразумевают мою палатку. Первый всё же подо-шёл.
– Да никакой это не маяк!
– Да нет там никого, не трогай!
Но первый постучал по тенту. Я лежала под эти жалким куском ткани, и в который раз думала о том, как сложно, не видя ничего из происходящего вокруг, оставаться внутри в безопасности.
– Здесь ЕСТЬ, и нечего сюда ломиться!.. – как можно грубее гаркнула я, и мужики, продолжив свои пьяные, по всей видимости, рыболовецкие дела, отступили.

Когда моросивший всю ночь дождик начал сдавать свои позиции, я, выкарабкавшись из уютного спальника и светлой палатки в серо-мокрую реальность, приняла решение, что сегодня не я буду нести (спина со вчерашнего перехода уже побаливала), а меня будут нести. Достала и надула лод-ку.
Как здорово грести по спокойной глади озера! Моя маленькая (3, 5 м.), закаяченая байдарка Щука-1 выделывала настоящие чудеса своей сверхманёвренностью. Достаточно немаленький груз + я утопили её практичеки полностью, и над водой торчала только верхняя, синяя часть байдарки, да я с веслом. Хотим направо? Легкое прикостновение весла – и плывём направо. Налево? Пожалуй-ста! Ветер непопутный? Ну, это нам не помеха, мы, я и моя байдарка, несёмся вдоль кромки воды, метрах в 20 от оной, и камни, болота, лесины и ольховый кустарник проносятся мимо, что радует меня невероятно.
Так, в озёрной гребле, прошло пол дня. Начинала подниматься неслабая волна. В целях своей безопасности (страшно было на такой боковой волне) я снова причалила. Сдула чудо-Щуку, и привязала её, мокрую и сложенную пополам, к задней части упаковонного свободно рюкзака.

Мамочки! Что же так тяжело-то, а? Мне показалось, изначальный суммарный вес рюкзаков 32 кг увеличился после намокания лодки до всех 40 кг.

С камня на камень, сквозь кусты, по болоту… Ноги тонут в болоте, я сгибаюсь под тяжестью рюк-зака, на каждом крупном камне я не могу не присесть. Больно спине, почему-то очень больно… Встаю с очередного камня, в очередной раз вытаскиваю затянутый вязью болота ботинок. Шагаю другим ботинком вперёд. Он тоже тонет. Вытаскиваю. Фу!... Не могу я так больше. На топкой гальке (!) устариваю стапель-2, и снова надуваю Щуку.

Снова плыву, но уже без такой яркой, как утром, радости. Не прекращается дождь. С вёсел ко мне в рукава и в юбку байдарки заливает вода. Очень много воды. Руки в перчатках коченеют и ими так холодно держать дюралевое весло. Но лучше плохо ехать, чем хорошо идти. К вечеру, часам к 8-ми, за очередным изгибом ламского берега показался дым костра. А вот и сам костёр уже видне-ется. Вокруг – десяток палаток и неопределённое количество людей в дождевиках. Когда я порав-нялась с их пришвартованными к берегу надувными лодками, они, помахав мне, спросили, не хочу ли я горячего чая. Ха! Это я-то не хочу? Дождь так и не прекращался весь день и мне сейчас каза-лось, что на мне нет ни одной сухой нитки. Причаливаю, ко мне протягивается сразу несколько мужских рук – помогать мне выбираться на крутой берег. Меня вытаскивают. Вытаскивают на берег и мою Щуку. Наливают огромную кружку горячего чая, протягивают хлеб, помидоры, шаш-лык, сникерс, что-то ещё. Все собираются вокруг меня плотным кружком.

Я, ловя невероятное блаженство от горячести чая, рассказываю гражданам-рыбакам о своём мар-шруте, показываю карту. Кто-то присвистывает. Кажется, их очень сильно впечатляет эта идея. Всех, кроме одного. Старый геолог, явно пользующийся авторитетом в собравшейся у костра тол-пе, смотрит на меня с каким-то странным интересом, перемешанным с подозрительностью и пре-зрением. Через примерно час моего такого тёплого общения с компанией, предлагавшей мне на сегодня закончить движение и забивачиться в их компании, геолог предлагает мне отбуксировать меня на своей надувной лодке с мотором до Бучарамы. Заманчивое, слишком заманчивое предло-жение – буксир до начала маршрута. Я соглашаюсь.

Все эти 10 км со скоростью 4 км/час геолог меня тщательно инспектирует по туристским терми-нам – как называются узлы, горы, разные воднические штуки. Узрев во мне некомпетентность, выдал оценку: «Два. Теорию ты не сдала. С такими данными практику не пройдёшь тоже. 70% того, что ты погибнешь. Иди до перевала, если отстанешь от графика на 2 дня – возвращайся. За-помни – отступление равно победе». Он говорил, что когда-то в Киргизии перетаскал много тру-пов таких матрасников, как я. Он говорил, что 28% от того, что я останусь жива – это если я вер-нусь с перевала. А 2% - это чудо, при котором меня подберёт попутная группа или вертолёт… у него была идея-фикс – отговорить девочку-матрасницу от идеи пройти, по его мнению, КМС-овский маршрут. Некоторое время спустя срок моего отставания на перевал упал до 1 дня:

- Один день - и возвращайся, дальше отставание будет только нарастать. Слышишь?
Да, я слышала. Я хорошо слышала, что он говорил. Про отвесные скалы на маршруте, про густые ольховые заросли, про толпы медведей, конечно. В конце концов, дядя дошёл даже до того, что заявил:
- Если на один день раньше срока на перевал придёшь, можешь идти дальше. Иначе – ты труп.
Я сидела на моторе. В 11 часов под так и не прекратившимся проливным дождём мои зубы начали выдавать барабанную дробь, мокрая одежда полностью перестала сохранять тепло. Я сидела в этой лодке, как в луже. И мне хотелось только одного – берега, костра. К тому же дядя меня по-рядком достал. Я направила лодку к берегу. Дядя говорил, что лучше бы дойти до Бучарамы, до неё тут было не больше трёх километров. Но я больше не могла.

И вот, я на гальке. Уплывая, геолог раз за разом кричал фразу:
- Трупом ты меня не удивишь!....
- …Тру-у-у-пом ты меня-я не удиви-и-ишь!
- …Тру-у-у-упо-о-ом ты-ы-ы меня-я-я-я-а-а не удиви-и-и-и-иш-шь!...

Тем временем я скачу по берегу, пытаясь хоть как-то согреться. Меня просто всю трясёт и коло-тит. Температура около 8-10 * С. Разгружаю судно. В нём промокло всё. Всё просто плавает в во-де – вся одежда, спальник, палатка, продукты… Продолжая подпрыгивать, из абсолютно мокрого плавника закоченевшими пальцами с первой спички развожу костёр. Ставлю палатку. Пытаюсь согреться и высушиться. Дождь не прекращается. Начинается штормовой ветер. Хранящую полу-просохшие вещи палатку сгибает очередным шквалом и она делается плоской, сравнявшись с зем-лёй – сломалась дуга. Тем не менее, от ветра гораздо лучше горит костёр.

До пяти утра с горем пополам пытаюсь тщетно всё просушить. В пять, с блестящими и красными от дыма глазами, во всё ещё сырой одежде, ложусь спать, накрывшись космическим одеялом.

Добавлено (11.10.2011, 17:23)
---------------------------------------------
День третий, 25 июля.

Уже днёвка. Да, днёвка вынужденная – всё так же пытаюсь просушить мокрое всё и пытаюсь спа-стись. Дождик то идёт, то нет, и полупросушенные вещи я периодически прячу от костра в палат-ку. Думаю о словах геолога. Он сказал, что вероятность трупа – 70%, и 30% - если я вернусь с пе-ревала обратно. Он не привёл очень объективных причин гибели меня. Но всё-таки…
Мне хочется всё съесть и сидеть на этом берегу. Здесь тоже вполне красиво – это Ламские горы, тоже столовые и не даром сюда ездит весь Норильск отдыхать на выходные….
Я ем. Съедаю подаренный мне вчера сникерс, сырокопчёную колбасу (её вручили мне родители, хотя я и считала этот продукт не подходящим для моего похода), пару каш «Минутка», картошку. ролтон. День проходит между костром и палаткой, на пяточке в 7 метров длиной.

День четвёртый. 26 июля

Верю ли я в Бога? Мне, пожалуй, сложно поверить в такое количество таких потрясающих совпа-дений. Это мне гораздо сложнее, чем поверить в Бога.

Вчера, в третий же день пути, после такой вынужденной днёвки, я, кое-как собравшись, всё же села в лодку. И снова полные рукава воды, и снова все вещи, тщательно запакованные и заскот-ченные, но лежащие на дне лодки, безнадёжно мокрые.

На пути повстречалась очередная избушка. Я изучила её. Дрова, буржуйка без трубы, соль. Соли тут в каждой избушке в избытке. Очень хотелось приладить трубу, но чувство тащило меня даль-ше. И я поплыла, продолжая заливать себя водой. Вот и долгожданная база уфологов – мне рас-сказывли о ней. Я причалила, конечно.

Интересно же – как это, изучать инопланетян. К тому же, у меня была большая нужда – спички. К моему великому стыду, у меня было 56 охотничьих спичек и несколько коробков обычных и… Охотничьи промокли. Промокли и черкаши. Хотя всё было тщательно загерметизировано (а в ба-ночку из-под фотоплёнки, где лежали обычные, охотничьи не влазят) и хорошо спрятано. Диле-тантство?
Швартуюсь, иду на базу. Никого. Ни души. Стучусь во все двери многочисленных разбросанных по берегу домиков, ищу людей – никого. База брошена.

Какая-то вышка стоит у одного домика. На вышке – бочка. Забираюсь по лесенке наверх. В дне бочки дырка, в бочке на верёвке кружка. Какие-то провода. Всюду среди домиков на палках при-клеены светоотражатели типа катафот. В домиках какие-то бумажные конусы и бумажные же штуки, похожие на неопознанные летающие объекты. Смеюсь про себя. Думаю, что если инопла-нетяне и есть, то они тоже наверняка смеются над способами их изучения. Вся база больше напо-минает детский пионерский лагерь. А катафоты с бумажными НЛО – произведения младшекласс-ников. Весьма и весьма несерьёзно на вид.

Я думаю найти спички. Много спичек. И тут – о-па! – у печки большая коробка, где именно много спичек. Ничего себе! Отсыпаю себе кучку. Ура! А черкаши? Ищу. И тут – о-па! – лежат.
Возвращаюсь к лодке. Штормит. Идти на лодке по такой волне и на такой мели почти нереально. Если и не кильнусь, то зальёт меня ещё более капитально. Выгружаю вещи, переворачиваю лодку, иду на базу. Весь вечер в самом уютном из домиков топлю большую печь, развесив всё, что у меня есть, на верёвки вокруг печи. Спать ложусь без одежды, накрывшись четырьмя базовскими одея-лами.
Просыпалась я несколько раз за ночь от жуткого холода. Печь прогорела. А ведь четыре одеяла! Притаскиваю ещё одеял, снова пытаюсь спать. Замерзаю. Утром сворачиваю едва просохшие ве-щи. Кошмарно холодно и неуютно. Всю ночь снился медведь, бродящий вокруг домика. На тер-мометре целых +3 - отчего же так холодно?

Из гермоштанов делаю гермомешки, плотно затянув их резинкой и проклеив швы. Спички прячу в герму с картой. Получилась карта Путорана в рамочке из спичек. Символично.
Очень тщательно пакуюсь.

Выхожу с базы в полдень. Иду бечёвой – тяну за собой по воде пустую лодку, рюкзак с вещами на спине. Легко. Очень легко. Дальше – хуже. Ольшаник. Такой густоты ольшаника мне ещё нигде не приходилось встречать, между его корявыми ветвями не больше 10-20 см. Здесь иду в две ходки – перетащу вещи, иду за лодкой, перетащу лодку, иду за вещами. В ольшанике нашла примятую (явно сегодня) траву и сломанные кусты. Может, люди? На всякий случай всё время что-то кричу и пою: «Я человек, я иду, я иду, и вовсе я не похожа на еду!», или просто: «Эй! Это я!». Тем вре-менем я уже ушла от озера Лама и путь мой пролегает берегом реки Бучарама. На песчаном пляже нахожу следы. Мда, это не люди… Совсем однозначно, кто это шёл с четырьмя широкими боль-шими лапами. Шёл сегодня. Сердце падает. Я его вовсе не хочу встречать…

Поэтому вечером, покормив себя банкой врученной мне родителями кукурузы, нахожу большой галечный пустырь и бивачусь точно посередине пустыря – место явно не транзитное для местного населения. Если этих с четырьмя лапами назвать населением.

День пятый. 27 июля.

Костёр этим утром разгорелся с первой спички. Вскипятив воду, накормила себя 2-мя лапшами «ролтон» с тремя столовыми ложками подсолнечного масла и кружкой вишнёвого киселя. У меня принято решение об утреннем питании. Как известно, пища, полученная утром, расходуется в те-чение дня, а вечером – идёт в прок. Зачем мне нести на себе что-то для «в прок»? Итак, питаться я буду раз в день – сразу после подьёма. Сегодня, после такого плотненького завтрака, клеила сапо-ги к гермоштанам, писала дневник и потому на маршрут вышла только к полудню. После некото-рого времени с повторением вчерашнего сценария (бечёва, 2 ходки, бечёва, 2 ходки), решила не-сколько срезать по мшистому редкому лесу. Лес оказался очень приятным, чересчур приятным. Наладилась погода. Сквозь редкие лиственницы мне были видны со всех сторон окружавшие меня столовые Ламские горы. Я ни о чём не думала. В этом лесу очень хорошо медитировалось. Там, где мох стал совсем невысоким и почти перешёл в лишайник, я, одев рюкзак на плечи, повела за собой сложенную пополам лодку прямо по земле. Чудо-Щука!

К вечеру я вышла к Геологической и забивачилась на одном из её нетранзитных для местных ост-ровов, приготовив с вечера дрова из сухого плавника и спрятав их под тент на утро.

Добавлено (11.10.2011, 17:24)
---------------------------------------------
День шестой. 28 июля.

Дневник пишу скорее для того, чтобы не забыть, какое сегодня число. Иду по 10-11 часов в день. Сплю по 9-10, меньше спать не получается – сильно устаю. За ходовое время прохожу в час по чайной ложке, но я иду. Какое-то время пытаюсь идти с обоими рюкзаками и с пустой, слегка на-дутой лодкой, сложенной пополам. Несколько раз произошёл «Бум». Я упала на берег, и, лёжа вот так под весом рюкзака и разглядывая бурные белые воды Геологической, тянувшей мою Щуку, понимала, что, упади я в реку, я не смогла бы встать с этим рюкзаком и последствия были бы весьма неприятны. Решив не дожидаться, пока «Бум» будет в реку, снова пошла в две ходки. Иду в сапогах, приклеенных БФ, Моментом и Ураном (три полосы, не смешивая) к гидроштанам. Всё отклеилось. Скотч сантехнический воду тоже не терпит, поэтому я иду всё время с мокрыми нога-ми, - но шерстяные носки у меня из собачьей шерсти, а ведь собаке не холодно, когда она мокрая. Тем более, вода движется в сапогах при ходьбе, и я не мёрзну. Ночами очень тепло заворачиваю ноги в сухое. Спать мне, несмотря на всю многочисленную тёплую одежду, одетую на меня, слег-ка прохладно, но не холодно. У меня спальник на +8, но с пришитым слоем синтепона (в ногах 2 слоя) и вкладышем из агротекса (позже поняла, что хорошо бы из агротекса делать еще накидку на спальник от конденсата). Да, так и есть, здесь заботы сводятся к «холодно-тепло» и «мокро-сухо».

День седьмой. 29 июля.

Утром, после как всегда так старательно оттягиваемого выхода на маршрут (с утра всегда тяже-лее идти), я нашла в лесу следы людей. Помимо следов – свежее, едва остывшее кострище, кон-сервную банку в нём, пару неумело скуренных окурков от сигарет «West» и кусок багажной бирки с рейса самолёта Пулково – Норильск. Питерцы, значит… Находка эта, надо сказать, меня очень взволновала – я не одна, я теперь всё-равно что иду с ними, с этими незнакомыми мне высокими сильными людьми. Нет, я вовсе не хотела их догонять – их явно опытная группа имела своего ру-ководителя, свой темп, свою раскладку и мне могла сказать только одно – примерно то же самое, что говорил геолог в той злополучной лодке. Нет, мне вовсе не нужны были ни попутчики, ни от-говариватели. Но весь этот день, то и дело находя отпечатки их протекторов (шёл дождь и отпе-чатки везде были очень свежими), я радовалась тому, что я иду с ними след в след (просто долина реки там такая, что по другому не пройдёшь), всё пыталась найти новые и новые признаки их и местные дикие звери в этот дождливый и как всегда мокрый день были мне не так страшны.

Но я шла в две ходки. И поэтому от группы питерцев я могла только отстать. Надо сказать, что идти в две ходки особенно неприятно тем, что вот идёшь себе, идёшь, наслаждаешься пейзажем, видишь новые горизонты и хочешь их достигнуть поскорее. Но нет – там сзади ещё килограммы! И приходится разгружать рюкзак, идти обратно, загружать там рюкзак и снова иди по тому же са-мому месту, по которому только что прошёл и всё уже увидел. Пройденное расстояние в этом слу-чае умножается на три.

Этот день был особенно красив, и я то и дело останавливалась, чтобы, затаив дыхание, полюбо-ваться горами в снежных шапках, зелёными стройными лиственницами на фоне этих гор, белыми, даже слегка голубоватыми пенными потоками воды в Геологической и отвесными скалами кое-где по её берегам.

День восьмой. 30 июля.

Вчера мне очень хотелось хоть немного приблизиться к уходящим вперёд питерцам – как ни странно, именно приблизиться. Мне думалось, они своей большой (4-6 человек) компанией распу-гали всех местных жителей (четырёхлапых). Окончательно выбившись из сил, я забивачилась дос-таточно высоко по ущелью, там, где уже серьезно холодало, не было дров и почти не было деревь-ев. Ни вечером, ни ночью, ни утром меня не покидало ощущение зверей вокруг. Беда в том, что ощущение это было оттого, что я начиталась отчётов по этой местности (с упоминанием четырёх-лапых) и наслушалась многочисленных стращателей. Вообще, мне кажется очень неправильным то, что меня запугивали медведями. Оттого, боюсь я медведя или нет, никак не менялась вероят-ность его на меня нападения (нападают медведицы с медвежатами, шатуны и раненые человеком звери), вероятность эта была в принципе невысока – нормальный зверь чуял меня издалека и усту-пал мне дорогу. Так что получалось, что эффект от запугивания меня был один – я постоянно боя-лась. Очень боялась. То есть, был сильнейший вред, а пользы – не было. Не нужно пугать медве-дями, товарищи!

Так, всё время боясь, я прошла красивейший 10-тиметровый ледник вечного голубого снега и на-чала траверс левого склона ущелья – Геологическая падала здесь водопадом и это было началом перевала.
День девятый. 1 августа.

Я сделала совершенно невероятную вещь – я ночевала на перевале. Прямо на самом гребне. На-шла площадку из мха, покатую, конечно, под снегом поставила палатку и спала, всё время скаты-ваясь.
Ночью шёл снег. Почти беспрерывно. Палатку завалило. Я очень мёрзла на камнях, свернувшись клубком. Вообще, вчера я планировала уйти за перевал и идти всю ночь, а уже утром, по теплу, в тепле и низко, забивачиться. Но, кажется, никак не получалось – я упорно начала падать на скользких камнях и рюкзак стал каким-то жутко тяжёлым. Рюкзак в принципе имеет свойство тя-желеть под вечер, а по утрам сильно болит спина и начало рук. Провела ревизию еды. Осталось у меня 24 еды. Конечно, выдала себе категоричное распоряжение сократить количество потребляе-мой пищи. В ходовые дни больше, в сплавные – меньше.

Невероятно замерзая, вылезла из палатки в окружающий её сугроб, засунула в рюкзак лодку и побежала выше, за гребень, надеясь сразу же за гребнем увидеть противоположный склон и озеро-начало Хонна-Макита. И тут… Тут произошло то, что, конечно же, могло произойти, но чего я никак не ожидала.

На меня напала туча.

Сначала она просто посыпала меня снегом. Затем, когда я пошла ещё выше, снег сгустился. Его стало очень много, и он перестал таять. Когда я шла с лодкой второй ходкой, туча решила, что ма-ло меня пытать холодом и голодом (из-за холода и экономии черкашей, газа и еды в этот день я не ела горячей пищи). Туча обволокла меня густой пеленой, она просто проглотила меня. Несколько раз я присела отдохнуть и подождать, пока разъясневеет, но драгоценное время шло, я не могла сидеть. И я шла, не видя ничего вокруг, не зная, где я иду, шла по холодной заснеженной горе с торчащими то тут, то там, камнями. Спохватывалась: «Ах ты, Господи, только бы ногу не сло-мать!», проваливаясь в сугробы между камней. И вокруг всё белое. Всюду всё белое. Видимость не больше полутора метров. Вот скала, её слегка видно. Она рядом, и с неё течёт водопад. Быть может, водопад из искомого озера?

Карабкаюсь по скале. Цепляюсь за снег. Я в ботинках, и снега в них уже полным-полно. Забралась. Ага, озера нет, но надо идти по перевалу правее, судя по кар-те. Я иду. Точнее, ползу, по колено проваливаясь в снег. Долго ползу. И тут понимаю, что озера нет, вокруг пелена, в рюкзаке только лодка и я не знаю, где я и куда я иду. У меня начинается лёг-кая паника. Я не могу идти обратно – это ходка с лодкой, лодку надо оставлять у ориентира, а здесь только снег кругом… Я ползу, а в голове мысли, что уже ночереет и что этой ночью я за-мёрзну в этом снегу. Будь у меня палатка, я построила бы вокруг неё иглу, в иглу зажгла бы го-релку, выпила бы горячего какао с ложкой спирта. Но где палатка? Где горелка? Вокруг только пелена. Смерть в снегу на перевале мне кажется просто жуткой. Я не готова быть замёрзшей 1 августа! Продолжая проваливаться в снег уже по пояс, я начинаю тихо подвывать «Отче наш». Как все люди на Руси… Паника мешает мне понять, что при этой температуре до замерзания я смогу пройти о-о-о-очень много.

Я вышла к цепочке искомых озёр. О!... Слегка разъясневела туча и я увидела гладь озера подо льдом, совсем рядом, но ниже меня. Скатываюсь с горы, как с горки, скатываю рюкзак. Я бродила четыре часа…

Бросаю лодку у приметной скалы и – скорее, за теплом, за спасением. До своей закладки я шла минут сорок. А ведь потрачено четыре часа на дорогу туда… Таких драгоценных. И вот, вдоль озёр я бреду, оставляя на девственном снегу свои одинокие следы, я уже с таким дорогим и бес-ценным здесь грузом. Я повторяю про себя, как зацикленная: «Пока я иду, я жива, как только ос-тановлюсь, я умру». Иду по холодной каменной заснеженной пустыне. Иду до половины третьего ночи. Под ногами, как писали предыдущие группы, чавкающее месиво, на спине – как будто танк развернулся.

В месиве я долго делаю площадку из мха. Что бы ни говорили защитнички тундрового мха, а мох, пусть и мокрый от только что стаявшего снега – это не вечная мерзлота, всё же… Выдрала посиневшими руками весь окрестный мох. Сложила его в месиво. Поставила палатку. Выруби-лась. Весь остаток ночи просыпалась, чтобы сделать шевеление-зарядку «для сугреву».

Добавлено (11.10.2011, 17:25)
---------------------------------------------
Часть ВТОРАЯ. Мой Таймырский поход.
День десятый. 2 августа.

(Ну что, дорогой мой дядя геолог, я отстала от графика на два дня!)
В половине девятого я проснулась от страшной боли в больших пальцах ног. Неужели отмёрзли? Активно ими шевелю, вроде отходит. Снимаю носки, обильно смазываю пальцы мазью «Спасатель», на горелке кипячу принесённую с вечера воду, завариваю лапшу «Биг Бон» и варю какао. Съев всё это и снова тщательно замотав ступни, опять засыпаю.
В половине двенадцатого просыпаюсь от шума падающего на палатку снега и, как всегда, от холода. Пора идти. Пора одевать мокрые носки (у меня есть двое шерстяных носок – всегда, по возможности, сухие ночные и дневные), засовывать ноги в холодные резиновые сапоги и идти…
Огромная каменистая пустыня с валяющимися всюду грязными клоками снега, редкий и какой-то особенно жалкий мох, белый лишайник, больше похожий на водоросль, лёгкие волнистые изгибы этого марсианского, серо-коричневатого каменистого ландшафта и ветер, сильный бесконечный ветер. Ни один живой организм не подаёт признаков своего здесь присутствия. Утопая в месиве, образованном подтаявшей вечной мерзлотой в гальке, в две ходки я спускаюсь до воды Хонна-Макита. К шести закончены обе ходки. Стапель и полуднёвка. Ура, я наконец-то вышла к воде.
Мне почему-то очень неуютно здесь, хочется скорее отсюда убежать, убежать туда, где мир похож на планету Земля. И даже красивейший клюквенный закат, разлившийся в ветреной пустоте до горизонта, не помог мне полюбить это место. В прибрежной гальке я выкопала веслом довольно глубокую яму и поставила туда палатку, тем самым укрыв её от ветра. Между краями ямы и тентом проложила слой жалкого мерзлотного мха.
Ветер съёживал всю меня, видимо, здесь была какая-то особенная его частота.

День одиннадцатый. 3 августа.

Проснулась в 6 утра от сильного стука тента по палатке. Ветер. Эта каменная пустыня чем-то напоминает мне Небраску. Уснуть, при всей моей ежедневной уставаемости, в таких условиях уже не удалось. Вылажу. Господи! Щука лежит наполовину в воде с полуспущенным баллоном! Выскакиваю из палатки и босиком несусь к ней. Неужели её, надутую и перевёрнутую, смог передвинуть с места стапеля к реке ветер? Вообще, её вес семь кг, к тому же она была вовсе не сухая. И что случилось с баллоном? Перетаскиваю лодку на то место, откуда её утащила неведомая сила (инопланетяне? Здесь же как на Марсе), хватаю почему-то не сдутый к реке насос, проверяю баллон на дыры. Баллон не спускает. Дыр нет. Все вещи, оставленные мной ночью под перевёрнутой лодкой, лежат на том же самом месте. Мистика!
Но солнце (удивительно – солнце!) уже немножко сгладило жутковатый вид окрестного безмолвия и я, позавтракав в палатке картошкой с маслом, продолжила вчерашнее приготовление к походу водному. К девяти всё было готово. Сегодня у меня точно ничего не промокнет! Напяливаю почти просохшие и заново проклеенные вчера сапоги, два дождевика, затаскиваю гружёную Щуку в реку и покидаю столь неуютное своё пристанище.
Нет, я ещё не сажусь в лодку – глубина здесь меньше полуметра, постоянные перекаты, река стремительно спускается вниз. Я иду, ведя свою Щучку на верёвочке. Мне сложно назвать это сегодняшнее действие «бечёва», потому что все предыдущие дни я волокла Щуку против течения, а сегодня я иду по колено в реке, а Щучка тихонечко, как собачка, плывёт за мной. И так нежненько тыкается в меня иногда своим верным носом. А иногда наоборот, как собачка, увидевшая кошку, забегает вперёд и рвёт у меня из рук поводок, стараясь убежать. Но я её не пускаю. И вскоре она снова тыкается мне в ногу. Так вот мы прошли довольно бодро немаленькое расстояние. Была пара таких больших перекатов, что, протаскивая Щуку сквозь их камни и наблюдая, как её кидает и крутит в белом бурном водоворотистом потоке, я думала, что так странно было назвать это «небольшими перекатами» предыдущим группам. Но вот наконец-то миновал уклон реки с перекатами, река повернула направо, и началось то, что в отчётах именовалось озёрами. Глубина здесь уже не позволяла вести Щучку на поводке и я (наконец-то!), загрузилась в лодку сама. Плывём!... За оставшиеся пол дня по ровной глади впадающих друг в друга озёр я преодолела то расстояние, которое прошла за все предыдущие десять дней. Правда, окрестный пейзаж продолжал оставаться космическим с лежащими кое-где клочками снега, и мне очень, ну очень хотелось дойти как можно скорее до первых деревьев.
Теперь уставали и мёрзли только руки.

День двенадцатый. 4 августа.

Идёт дождь. Сильный. Проснулась, выглянула – батюшки! Рюкзак и всё, что там было, залило водой, а ведь он лежал в двух метрах от кромки воды! Прямо босиком бегу к нему по тундре (да, вода подтопила именно тундру, а галечный пляж давно был на большой глубине). Боюсь, что уплыло весло. Лежит. Слава Богу! Вчера я, привязав леску к веслу (ничего более подходящего для удилища здесь не нашлось), пыталась ловить рыбу на блесну. Выудила одного небольшого хариуса и, устав убивать на себе тысячи голодных комаров, убежала в палатку.
Позавтракав этим засоленным с вечера хариусом с картошкой, собираюсь в дорогу. Сегодня я ожидаю очень хороший день – я хочу дойти до так желанного леса, который начинается у Пэдэя. В лес, правда, я собираюсь зайти пешком – у Пэдэя уже во всю идёт череда шивер, поэтому, причалив у Южной Неракачи, я хочу идти дальше до самого водопада бечёвой. То есть, с собакой-Щучкой на поводке. Я не хочу рисковать на воде. И теперь у меня последние, можно сказать, пара десятков километров сплава по Хонна-Макиту.
Течение было пугающе быстрым, у меня не было даже времени смотреть на берега, так я была занята удержанием лодки в правильном потоке воды. Как я уже упоминала, байдарка Щука, а особенно Щука-1 очень манёвренна и именно благодаря этой манёвренности я успевала обходить обливники, проходить перекаты, местами забитые камнями. По всем признакам, вода сегодня была очень выс







Сообщение отредактировал Grish@ - Вторник, 11.10.2011, 17:33
 
KONONДата: Вторник, 11.10.2011, 20:55 | Сообщение # 30
Сергей KONON
Мурманск
Группа: Бывалые
Сообщений: 626
Награды: 65
Репутация: 4150
ну очень многа букав wacko wacko wacko

 
Форум мурманских Шнивоводов » (2) OFF TOPIC » Флуд » Grish@, тема для тебя специальная (Импортные (и не только)самолеты и их экипажи,а так же всякое)
Поиск:
23.11.2017: Мы в контакте (0)
Фото недели
Фото недели
Здравствуйте, Гость!

Регистрация
Вход